Сабачка и все-все-все

61

Денис Садошенко

Сабачка и все-все-все

Для Базуки Джона

По дороге из ниоткуда в никуда, мощеной отнюдь не желтым, а очень даже зеленым кирпичом, вяло брела пятиногая сабачка. Пятая нога была как раз ногой, а не тем, о чем все подумали.

– Зачем мне эта нога ? – думала сабачка. – Тут и так проблем хватает, нога еще эта тут, блин. Какой чудак меня придумал ? Вполне могла бы обойтись четырьмя или даже тремя ногами.

Сабачка присела на задницу и тоскливо глянула в небо.

«Все писатели – козлы ! Напридумывают черт знает что, а потом вот существуй, йоп !» – такого типа мысли протекали в голове сабачки. Вдруг прямо в воздухе появилась улыбающаяся рожа, которая постепенно превратилась в Чеширского кота. Кот, полностью материализовавшись, со вздохом опустился рядом с сабачкой.

– И не говори, козлы они все. Ну вот прикинь, какого черта меня этот математик-педофил придумал, а ? Это ж как надо было укуриться – улыбающийся кот ! Просто мрак !

Тут они услышали громкий стук чего-то металлического по чему-то металлическому. Из-за поворота показался косой заяц, к его кривым лапам были прибиты тарелки, явно отвинченные у какого-то струнно-ударного инструмента. Заяц сильно косил глазами.

– Братва ! Ну, слава Создателю, хоть кого-то встретил ! А зачем мы здесь ?

– Да вот, – ответствовала сабачка. – Обсуждаем идиотизм отдельно взятых писателей, как-то…

Закончить она не успела. Из лесу вышел Мишка косолапый (опять «косо»! – автор). На двух задних лапах. Верхняя левая конечность отсутствовала.

– Убить ее не кому, – плакал медведь.

– Ты это о ком ?- спросил Чеширский кот.

– Да, блин, Агния Барто, черт бы ее побрал. Ну вот зачем мне лапу отрывать надо было ? «Уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу !» – процитировал с горечью медведь. – Блин, ну зачем, а ?

– Успокойся, миш, у меня есть лишняя лапа, могу поделиться. – сказала сабачка.

– Да ну ее…, – махнул медведь оставшейся лапой и сел на пенек.

Из-за пригорка выглянула хитрая лиса.

– Чуваки, вы-то мне и нужны, – сказала хитрая лиса. – Я гляжу, у вас тут диспут ? Ну так вот, кто-нибудь мне ответит, какого черта я «хитрая» ? Ну чего во мне такого хитрого, я вас спрашиваю ?

– А ты не нас спрашивай, – меланхолично бросила сабачка. – Ты этих писателей спроси, ага, они тебе так и ответят.

– Твою мать… – отрешенно сказала хитрая лиса и съела остатки Колобка.

На горизонте, постепенно приближаясь к компании зверей, шло существо из дерева, отдаленно напоминающее маленького ребенка. Из ушей торчали веточки с листочками. Его нос был похож на фаллос.

– Что это за кадр, кто-нить знает ? – спросил Чеширский кот.

– И никакой я не кадр, а совсем даже антропоморфный дендромутант ! – с гордостью сказал антропоморфный дендромутант, подходя ближе. Из продолбленного дупла в боку вылетела маленькая птичка и уселась на фаллосоподобном носу.

– Твою мать… – опять отрешенно сказала хитрая лиса и облизнулась при виде птички.

– Меня зовут не твоюмать, а Пиноккио или, в русском переводе, – Буратино, черт ! Ну что за имя ?

– Слышь, мутант, – спросил кот. – А зачем ты сюда приперся ?

– Дык, прошел слушок, что вы тут на писателей гоните. Это правда ? Тогда я с вами ! – сказал Буратино, опасливо косясь в небо. В небе что-то омерзительно жужжало.

Вскоре из-за туч вырвался источник звука – толстенький маленький человечек с турбо-винтовым приводом на спине. Сделав пару кругов над толпой зверей, толстенький человечек пошел на посадку. Заглушив движок, от которого явственно воняло спиртом и малиновым вареньем, человечек весело оглядел собравшийся народ.

– Здарова, пацаны ! Я тут краем глаза услышал, что здесь собралось сборище незаконно униженных писателями придурков. Так вот, что я хочу сказать ! Меня тоже унизили, оскорбили, и вообще я не такой, как про меня пишут ! А пишут про меня то, что я залетел и ждал малыша ! Ну это просто офигеть можно от такого расклада ! А еще меня обвиняют в том, что я латентный педофил ! Одуреть ! Да я ! Да я ! Да я ваще не такой ! Астрид, черт бы ее побрал, слов нет ! Ну что за дела ?

– Чувак, расслабься, – грустно молвила сабачка. – Такая уж у нас судьба – существовать в больном воображении мудаков-писателей. Все же они так называемые создатели, а некоторым еще и деньги платят… Вот уроды.

– Да, меня зовут Карлсон, и мне срочно нужна заправка ! Спирт этиловый 96 градусов – подойдет !

– Ты же вроде в авиации работаешь, – сказал Чеширский кот. – У вас там авиационный спирт градусами поболее будет.

– Та фиг с ним, на медицинском тоже тяга есть.

– Ну так че, пацаны, делать будем ? – сказал Буратино. – Есть какие-нибудь предложения ? Может, нам объединиться в какую-нибудь Лигу ?

– Ты это, не кипишись, а не то…. – промолвила лиса.

– А что не то ?! Да я ! Да я ! Да я ваще всем покажу ! – сказал Карлсон и показал.

– Ого ! Ничего себе ! – восхищенно сказал медведь. Чеширский кот улыбнулся, лиса открыла рот от удивления и порыжела прямо на глазах. Буратино покрылся корой. Сабачка лишь улыбнулась.

– А то ! 20 кубов движок, хе ! Летать могу ! Автоинверсия ! – гордо выставив спину, сказал Карлсон.

Птичка из дупла Буратино презрительно усмехнулась.

– Фигня это все. – сказал механический человек, совершенно незаметно появившись. – У меня вот сердца нет, а мне плевать.

– А вместо сердца – плазменный мотор… – совсем некстати пропела хитрая лиса.

– Та нормально, зачем мне сердце ? – сказал механический человек, поправляя на плече топор.

– Киборг чертов, не выделывайся ! Мы тут, можно сказать, о вечном рассуждаем, а он тут со своим сердцем, блин. Задолбал !

– О любви, что ли ? – Железный дровосек ухватил получше свой топор. – Это я обсуждать готов всегда ! И очень нехорошим взглядом посмотрел на Буратино…

– Ты это, расслабься, – дрожащим голосом сказал Пиноккио. – Какая к черту любовь ? Мы о писателях толкуем. Те, которые придумали тебя, меня, всех этих чудаков рядом с нами и даже твой топор. И сердце. Просто офигеть можно !

– Так это что получается…, – дровосек перехватил поудобнее топор. – Меня придумали ? Ну вообще ! И очень нехорошо глянул в небо.

– Придумали, придумали, не бесись. – сказала грустная пятиногая сабачка. – Всех нас тут придумали. И ты ни в чем не виноват, что у тебя нет сердца. И что у Буратино нос похож на фаллос. И что у Карлсона какого-то черта появился в животе дизельный движок, и он даже может летать. И что лиса хитрая. И что у медведя нет лапы. И у кота дурацкая улыбка, а заяц вообще косой на все рыло. И что у меня пятая нога. Зачем, спрашивается ? Риторический вопрос. Да, нас придумали и нужно с этим смириться. Потому что мы – вымышленные персонажи, а писаки – сидят за своими компами, хлещут коньяк, курят сигары и пишут всякую фигню про нас…

Сабачка, как всегда, была права. Она грустно вздохнула, поднялась с задницы, обвела взором сообщество народа, и опять вяло побрела по зелено-кирпичной дороге. Куда – никто не знает. Будет она брести в никуда, пока я опять не налью себе коньяка, не закурю сигару и не начну писать про нее…

(с) DeSad 24.12.2004 – 07.03.2018